Под судьей оппоненты понимали Бога.
Гельвеций материалистически решил основной вопрос философии - вопрос об отношении материи и сознания. Первичность материи и вторичность сознания являются для него чем-то аксиоматическим, то есть исходным положением, которое не нуждается в сложной системе доказательств. Исходная материалистическая позиция Гельвеция сводилась к следующему: нет ощущений без внешних вещей и их воздействия на органы чувств. Он говорит о существовании двух способностей, о двух силах, присущих человеку. Так, он пишет: "Одна -  способность получать различные впечатления, производимые на нас внешними предметами; она называется физической чувствительностью. Другая - способность сохранять впечатление, произведённое на нас внешними предметами. Она называется памятью, которая есть не что иное, как длящееся, но ослабленное ощущение".    
Удары Гельвеция были направлены не только против субъективного, но и против объективного идеализма. Он отчётливо уловил внутреннюю логическую связь между объективным идеализмом, исходящим из наличия духовных сил, первичных по отношению к материи, и религией. Неприятие, отрицание религии было неотделимо у Гельвеция от отрицания всех форм идеализма, субъективного и объективного. Это полное отрицание идеализма в области понимания природы было связано с твёрдым убеждением философа в том, что сознание есть свойство особо организованной материи и не может быть чем-либо иным.
Материализм Гельвеция отчётливо обнаруживается при решении им вопроса о материи и её свойствах.
Исходным началом всякой истинной философии Гельвеций считает несотворённую, бесконечную и вечную природу, частью которой является человек. Материя никогда не возникает, не уничтожается, а лишь меняет формы своего существования. Ничто во времени и пространстве не предшествует материи. Она есть начало начал.
Учение о единстве материи и движения, материи и сознания послужило философской основой атеизма Гельвеция. Он решительно отвергает существование сверхъестественных начал в мире. Возникновение и развитие природы и общества должны быть объяснены, не выходя за их пределы, не прибегая к сверхъестественным явлениям. Гельвеций приближался к правильному пониманию того, что религия есть фантастическое отражение в сознании людей их реального бытия и порождена стремлением людей к личному благу.



informsky.ru