Как одно из важных течений в правовой науке возник в первой половине XIX в. Его прародителем считается английский правовед Джон Остин. Впоследствии его основные положения были разработаны в трудах К. Бергбома (Германия), Кабанту (Франция), А. Эсмена (Франция) и других исследователей.
Именно Джон Остин дал развернутое обоснование формуле: право - это повеление суверена. В своих исследованиях он широко использовал эмпирические особенности права. Такой подход предполагал изучение основных черт права с использованием чисто юридических критериев, обособленных от моральных оценок права и его социально-политических характеристик.
В зависимости от обстоятельств сувереном может быть не только отдельно взятое лицо с набором властно-государственных полномочий, но и учреждение, которое в силу своего положения действительно, а не формально является сувереном для подвластных ему лиц. Норма права рассматривалась им "правилом, установленным одним разумным существом, для руководства им". Субъектом суверенных властных отношений рассматривался и бог (божеское право). Устанавливаемые санкции одновременно имели юридический и политический характер.
Приказ суверена, снабженный соответствующей санкцией, рассматривался как норма позитивного закона. Джон Остин считал, что источником права является только суверенная власть. Основной гарантией действия права (позитивного закона) выступает привычка и готовность большинства населения к повиновению. Позитивными законами должны считаться только те, которые предполагают возложение обязанностей и наступление юридической ответственности на легальных (законных) основаниях.
Джон Остин не относил к разряду позитивного закона распоряжения оккупационных властей, даже если они и имели наименование закона. К этому же разряду им относились: правила, устанавливаемые негосударственными структурами (общественным мнением), в том числе и международными организациями; правила моды и этикета; понятия чести. Эти нормы поведения он называл "позитивной моралью". По его мнению, право в широком смысле включало в себя: богооткровенное право, позитивное право и позитивную мораль.
Джон Остин решительно отвергал естественно-правовые принципы и обоснования о признании прав личности. В целом позитивистское правопонимание негативно относилось к теоретико-правовым конструкциям, допускающим помимо издаваемого государством массива законодательства и некое идеальное (эталонное) право, с наличием которого государству надо считаться ("Лучше капля силы, чем мешок права"). Подобное отношение распространялось и на концепции естественных и неотчуждаемых прав личности.
В наибольшей степени позиция этого ученого на сущность права заключалась в следующей формуле: "закон есть закон". В XX в. теоретические взгляды Джона Остина были широко использованы в практике государственного строительства стран с антидемократическими политическими режимами.
Другой представитель юридического позитивизма, немецкий юрист К. Бергбом в своей работе "Юриспруденция и философия права" (1892 г.) отмечал, что "сущность любого права состоит в том, что оно действует. Поэтому прекраснейшее идеальное право не может не оставаться позади самого жалкого позитивного права, подобно тому, как любой калека видит, слышит и действует лучше, чем самая прекрасная статуя".
Он считал, что наука должна изучать, а не оценивать или требовать. Она должна иметь дело только с реальными предметами и исследовать их методом опыта. Соответственно и теория права должна заниматься только объективно существующим правом, основывающимся на правотворческих фактах, т.е. законодательной деятельности государства. Только естественное право обеспечивает "порядок, гармонию и безопасность в государстве, создает прочный правопорядок, стоящий над гражданами, над властью, над государством".
Нельзя решать возникающие в практической деятельности юридически значимые коллизии, исходя из положений естественно-правовых доктрин, подразделяющих право на естественное и положительное. Дуализм в этой ситуации невозможен - считал ученый. Единственно реальным является то право, которое выражено в законе.
Аналогичные идеи высказывали и французские юристы-позитивисты. Например, французский юрист Кабанту считал, что "частное и публичное право входят в позитивное законодательство и только благодаря этому приобретают качество права". Естественное право (право народов) он называл социальной философией (отражает частные интересы), политической философией (определяет систему публичных институтов) и дипломатической философией (устанавливает порядок и характер международных отношений).
Поскольку единственным источником права являются суверенная власть и государственная воля - значит, закон должен занимать верховенствующее положение. В таком подходе фактически принижается, если не отрицается, роль права (такую же позицию занимают и представители легизма). Поэтому при вынесении решений судьи должны руководствоваться только законом.
Следует отметить, что представители школы юридического позитивизма довели до совершенства разработку способов толкования законов и особенно таких методов, как логический, грамматический и систематический.
informsky.ru