Особое место в процессе формирования общеевропейской правовой культуры в средние века занимало каноническое право. Оно возникло первоначально как право христианской церкви в целом. Затем, после раскола церкви сложились две самостоятельные ветви канонического права. В Западной и Центральной Европе каноническое право получило под влиянием "папской революции" особенно большое развитие и превратилось в самостоятельную и эффективно действующую систему средневекового права. Восточная ветвь канонического права, оформившаяся в рамках греко-православной церкви, действовала в Византии, а также в ряде других стран Юго-Восточной и Восточной Европы, но не имела здесь такого авторитета, как каноническое право на Западе.
Большая значимость норм канонического права в западноевропейском обществе определялась рядом факторов. Прежде всего, каноническое право здесь разрабатывалось и поддерживалось могущественной римско-католической церковью и папством, о политической силе которых уже говорилось. Каноническое право отличалось универсальностью и экстерриториальностью, поскольку его нормы действовали во всех странах, принявших католицизм. Оно не знало государственных границ и соединяло в единое целое всех католиков. Каноническое право отличалось также широтой регулируемых им общественных отношений. Оно включало в себя вопросы как духовной, так и светской жизни, было обязательным как для клириков, так и для мирян. Наконец, особый вес каноническому праву придавала его традиционность, поскольку оно своими корнями уходило в античность, в греческую философию и в римскую правовую культуру. Каноническое право вобрало в себя и передало последующим поколениям целый ряд норм римского права, его язык, что нашло свое отражение в формуле: "церковь живет по римским законам" (ecclesia vivit legae romanae).
Эволюция средневекового восточного общества шла особым путем, отличающим его от развития феодального Запада. Господство социально-экономических и социально-политических традиционных структур определяло крайне замедленный характер этой эволюции, что делает в значительной мере условным широко применяемое в учебной литературе понятие феодализм к этим обществам наряду с понятием рабовладения к предшествующему периоду их древней истории. Рабство на Востоке, никогда не игравшее значительной роли в общественном производстве, продолжало существовать и в средние века, а некоторые социальные институты европейского феодализма не были чужды и древнему, и средневековому Востоку, как правило в периоды государственной децентрализации, например раннечжоусскому Китаю с его удельной системой.
Выделяя наиболее общие черты сходства социально-экономической эволюции средневековых стран Востока (таких, как Индия, Китай, Арабский халифат, Япония), следует отметить, что ни одна из этих стран не достигла в эпоху средневековья европейского уровня позднего феодализма, когда в его недрах начинают развиваться капиталистические отношения. Здесь по сравнению с основными средневековыми европейскими странами резко отставало развитие промышленности, товарно-денежных, рыночных отношений. В более схожем с европейскими обществами средневековом обществе Японии (по сравнению с Индией и Китаем) лишь в XVIII - первой половине XIX в. зарождаются элементы капитализма в форме мануфактурного производства. Замедленный характер развития определил устойчивую многоукладность средневековых восточных обществ, длительное сосуществование патриархально-родовых, клановых, рабовладельческих, полуфеодальных и прочих укладов.
Большое влияние на весь ход исторического развития стран Востока оказало широкое распространение государственной собственности на землю, которая сочеталась с другой формой собственности - общинной и с соответствующим ей частным землевладением общинников-крестьян. Государственная собственность в ее узком понимании включала лишь обширное землевладение монарха и государственной казны. В широком же смысле она не сводилась к собственности монарха, а охватывала и земельные пожалования, проистекающие из государственного фонда, лицам, причастным к власти, обладающим правом сбора и присвоения ренты-налога с определенной территории. Владельцы государственных пожалований могли стать и фактическими частными собственниками, добившись расширения своих владельческих прав, превращения их в постоянные, передаваемые по наследству.
Специфические черты социально-политического развития стран Востока определялись тем обстоятельством, что здесь не сложились государственные формы, свойственные феодальной Западной Европе. Здесь не было сеньориальной монархии как своеобразного союза феодалов-сеньоров, обладающих суверенными правами в пределах территорий своих доменов. Эта форма могла сложиться в обществе, где процесс образования классов носил завершенный характер. Не могла сложиться и сословно-представительная монархия в обществе, в котором город был лишен какой бы то ни было самостоятельности, где не сформировалось сословие горожан, выступающее со своими сословными целями и интересами.
Распространенной формой восточного средневекового государства стала наследственная монархия, в которой отсутствовали институционные формы ограничения власти правителя. Вместе с тем эти государственные формы не были идентичны. Различными были уровень централизации в этих государствах, степень применения военно-деспотических средств и методов осуществления государственной власти. Более того, они менялись и на отдельных этапах развития конкретных восточных средневековых государств. Всесилие бюрократического аппарата во главе с китайским императором, централизация, тотальный полицейский контроль над личностью, широта экономических функций государства и прочее дают основания, например, для применения термина "восточная деспотия" при определении формы государства средневекового Китая. Здесь деспотизм вырастал из тех социально-экономических и политико-правовых порядков, которые сложились еще в древности.

informsky.ru