Категория "государственный суверенитет" имеет и доктринальное, и легальное определение. Конституционный Суд РФ в п. 2.1 мотивировочной части Постановления от 7 июня 2000 г. N 10-П  указал, что государственный суверенитет предполагает верховенство, независимость и самостоятельность государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории и независимость в международном общении. Данная трактовка практически не отличается от общераспространенной в современной науке теории государства и права дефиниции.
Как считают многие отечественные ученые, народный суверенитет означает принадлежность власти народу, это одно из оснований демократии . Содержанием народного суверенитета выступает право создавать государство, определять его политику и пр. Принцип самоопределения народов, закрепленный в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, от 24 октября 1970 г. , в силу Устава Организации Объединенных Наций от 26 июня 1945 г.  исключает возможность сецессии (одностороннего выхода) в государствах, соблюдающих принцип равноправия народов. Поэтому можно однозначно сделать вывод, что и в унитарном, и в федеративном государстве народный суверенитет един и неделим.
Государственный суверенитет и народный суверенитет - понятия близкие, но не тождественные. Народ вправе создать государство, изменить его форму (форму правления, форму государственного устройства, государственный режим). В конце концов, народ вправе разрушить государство, свергнуть деспотического правителя и т.п. Нетрудно заметить, что концепция народного суверенитета связана с теорией общественного договора. Народ создает государство, но свой суверенитет не утрачивает и сохраняет право на сопротивление угнетению. Государственный суверенитет - независимость и верховенство государственной власти. Он существует и в абсолютных монархиях, где носителем суверенитета признается не народ, а монарх.
В ст. 3 Конституции РФ указано, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Высшее непосредственное выражение власти народа - референдум и свободные выборы. Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по закону. В ст. 4 содержатся нормы о том, что суверенитет РФ распространяется на всю ее территорию; Конституция и федеральные законы имеют верховенство на всей территории России. Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории.
Отметим, что в науке конституционного права сложилось несколько концепций государственного суверенитета:
1) государственный суверенитет един и неделим как в унитарном, так и в федеративном государстве ;
2) в федеративных государствах суверенитетом обладает федерация в целом, федеральный центр, а субъекты федерации наделены лишь ограниченным суверенитетом ;
3) суверенитет имеют только субъекты федерации;
4) суверенитет в федеративном государстве является трехзвенным, остаточным суверенитетом обладают федеральный центр, субъекты федерации и муниципалитеты (такая структура федерации признана в Бразилии и Мексике) .
Статья 4 Конституции РФ установила свойства государственного суверенитета РФ (т.е. всего федеративного государства): верховенство Конституции и территориальную целостность и неприкосновенность. В литературе, судебных решениях отдельных конституционных судов субъектов РФ указываются и иные атрибуты суверенитета:
учредительная власть (право того или иного политико-территориального образования самостоятельно принимать и изменять основополагающий акт);
гражданство (устойчивая правовая связь между человеком и политико-территориальным образованием, выражающаяся в совокупности взаимных прав и обязанностей);
возможность участия в международном общении;
атрибуты государственности (герб, гимн, флаг и пр.) .
Федеральный центр, как нетрудно заметить, не обладает всей полнотой законодательной, исполнительной и судебной власти, его самостоятельность ограничена ст. ст. 71 и 72 Конституции. Федеральный центр не вправе вторгаться в сферу компетенции субъектов Федерации (ст. 73 Конституции) и местного самоуправления (ст. ст. 130, 132). Следовательно, федеральный центр при всех признаках суверенитета если и имеет государственный суверенитет, то только ограниченный.
Конституции и уставы субъектов РФ обладают верховенством среди региональных нормативных правовых актов, изданных по вопросам исключительного ведения субъектов РФ (п. 3.3 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. N 92-О) . Субъекты Федерации территориально неприкосновенны (ч. 3 ст. 67 Конституции).
Субъекты РФ осуществляют учредительную власть и самостоятельно принимают и изменяют собственные учредительные акты (ст. ст. 5, 7, 8 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" . Как и во многих федерациях, конституции и уставы субъектов в РФ не требуют одобрения федеральных органов государственной власти для вступления в силу.
Субъекты РФ не вправе заключать международные договоры в их буквальном значении, однако могут заключать международные соглашения, быть членами международных организаций, созданных для этих целей, открывать представительства за рубежом (ст. ст. 1, 10 Федерального закона от 4 января 1999 г. N 4-ФЗ "О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации" ).
Безусловно, субъекты РФ обладают атрибутами государственной власти (герб, гимн, флаг). Республики вправе установить государственный язык. Заметим, что Конституция РФ использует формулировку "государственный язык субъекта РФ", а не "язык официального общения". Поэтому представляется нелогичным утверждение, что термин "государство" в отношении республик в составе РФ условен, лишен буквального смысла.
Весьма спорным является вопрос о том, вправе ли субъекты РФ присваивать собственное гражданство. Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в п. 3.3 мотивировочной части Определения от 6 декабря 2001 г. N 250-О , республики не вправе устанавливать свое гражданство. В настоящий момент лишь в двух субъектах РФ предусматривается гражданство (Татарстан и Тыва) . Более того, имеются и соответствующие постановления конституционных судов республик.
Таким образом, субъекту Федерации присущи практически все признаки суверенитета.
Муниципалитеты тоже обладают отдельными чертами суверенитета, атрибутами государственности (герб, гимн, флаг). Во многих странах муниципалитеты наделены учредительной властью и самостоятельно принимают уставы (хартии). К сожалению, в России муниципалитеты лишены этого права: уставы муниципальных образований подлежат обязательной регистрации в федеральных органах юстиции (ч. 2 ст. 43 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" .
Уставы муниципальных образований имеют верховенство на территории муниципального образования по вопросам местного ведения. Территория муниципальных образований, как и субъектов Федерации, неприкосновенна (ст. ст. 11, 13 Федерального закона N 131-ФЗ).
Между муниципалитетом и лицом, постоянно проживающим на его территории, тоже существует устойчивая связь. Это выражается, в частности, в обязанности по уплате местных налогов, а также в нюансах избирательного законодательства.
Муниципалитеты вправе участвовать и в международном общении. Так, они могут заключать соглашения о культурном и экономическом сотрудничестве. Обычно такие соглашения заключаются между городами-побратимами (так, город Пермь заключил подобные соглашения с Луисвиллем, Оксфордом, Дуйсбургом, Циндао и Агриженто).
Практически все ученые признают, что субъекты Федерации и муниципальные образования обладают автономией . В самом широком смысле автономия - это самостоятельность, независимость. Нетрудно заметить, что категории "суверенитет" и "автономия" близки. В литературе можно встретить утверждения, что федеративное государство обладает полной автономией (суверенитетом). Однако федеральный центр, субъекты Федерации, муниципалитеты ограничены в своей автономии теми вопросами, которые отнесены к их ведению. Тогда можно ли считать автономию субъекта Федерации или автономию муниципалитета суверенитетом?
1 2
informsky.ru