Однако существовали и другие ярлыки, которые можно считать источниками права, и которыми руководствовались ханы Золотой Орды и подчиненные им судьи - это упоминаемые в исторических хрониках и летописях указы правителей различных государств Чингизидов (например, приведенные Рашид ад-Дином «фирманы» персидского ильхана Газана «Об устранении мошенничества и неосновательных исков», «О пожаловании должности казия», «Об исках тридцатилетней давности»), дошедшие до нас в латинском и итальянском переводах ярлыки-договоры с Венецией (подробнее о них - ниже) Григорьев А. П., Григорьев В. П. Коллекция золотоордынских документов XIV века из Венеции. СПб., 2002.С.235.; в сочинении Мухаммеда ибн-Хиндушаха Нахичевани (приближенного правителей Ирана Джелаиридов) «Дастур ал-Катиб» (XIV в.) приводятся ярлыки, в которых описываются порядок назначения «эмира яргу» (т. е. судьи) и его полномочия Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Указ.соч. С.104..
Логично предположить, что хан, являясь творцом права (он подтверждал или отменял постановления своих предшественников, издавал собственные ярлыки и иные нормативные и индивидуальные акты), не был связан какими-либо нормами. Ханы в принятии решений руководствовались не только своей волей, но и писаными документами - ясами и ярлыками Чингисхана и его преемников.
Различие между этими источниками права заключалось в том, что ясы являлись постоянно действующими законами, изменять которые последующим правителям было запрещено, тогда как каждый ярлык действовал лишь в течение жизни (правления) издавшего его хана, а следующий хан уже мог по своему усмотрению либо подтвердить, либо отменить его действие.
Суд хана являлся лишь одной, хотя и высшей, судебной инстанцией. Помимо суда хана существовали и другие суды, которым по мере надобности он передавал судебные полномочия. Есть сведения о том, что курултаи осуществляли правосудие и в Золотой Орде, также как и в Монголии.
Упоминания о суде курултая в источниках встречаются довольно редко. Можно предположить, что его судебная функция была лишь данью древнемонгольской традиции и вскоре была сведена на нет, как, впрочем, и другие его функции. Это связано с тем, что указанные функции перешли в начале XIV в. к карачибеям - родовым князьям, которые стали при хане Золотой Орды чем-то вроде «государственного совета».
Помимо князей, судебные функции выполняли также и даруги - наместники областей Золотой Орды.
Источниками права, на основании которых князья и даруги осуществляли правосудие, являлись ясы и ярлыки, которые были обязательны и для самого хана. Кроме того, князья в значительной степени могли руководствоваться и собственным усмотрением, которое соотносили с политической ситуацией и личной позицией хана.
Следующей судебной инстанцией был, также как и в Монгольской империи, собственно суд - «дзаргу» (или «яргу»). Правовой основой деятельности судов-дзаргу были в первую очередь ясы и ярлыки великих ханов и ханов Золотой Орды.
В ярлыках, назначающих на должность судей (дзаргучи), прямо предписывается выносить решения на основе Ясы. Решения полагалось записывать в особые грамоты «яргу-намэ» (это, в принципе, соответствует распоряжению Чингисхана: «Пусть записывают в Синюю роспись “Коко Дефтер-Бичик”, связывая затем в книги... судебные решения», что осуществлял специальный штат писцов - «диван яргу». Исследователи не без основания полагают, что подобный порядок существовал и в Золотой Орде.
Таким образом, эти «Синие росписи» - еще один источник, которым руководствовались судьи Золотой Орды. Судьи-кади, появившиеся в Золотой Орде после того, как ислам стал официальной религией (в 1320-е гг.), опирались на традиционные для мусульман источники права - шариат и фикх (доктрину).
Наконец, следует рассмотреть еще один судебный институт, возникновение которого можно объяснить лишь международными связями Золотой Орды: совместный суд представителей власти Золотой Орды и других государств, который действовал в областях, где существовали оживленные отношения между купцами Золотой Орды и иных государств, дипломатами и пр.
В первую очередь это относится к Причерноморью, задолго до возникновения Золотой Орды ставшему центром международной торговли и дипломатии. Особый статус этого региона заключался в том, что его население проживало и вело дела, как правило, не только по законам того государства, которое считалось его сюзереном (каковым в XIII-XV вв. формально являлась Золотая Орда), но и в соответствии с исторически сложившимися нормами международного права, обычаями делового оборота, представлявшими собой некую смесь византийской, тюркской, персидской, арабской и других правовых систем, представители которых имели интересы в регионе. Соответственно, властям Золотой Орды приходилось учитывать эти реалии в своей законодательной и судебной практике.
Опираясь на общие принципы Великой Ясы, а также на конкретные ярлыки ханов, судьи «международных судов» в значительной степени руководствовались и собственным усмотрением, которое, подобно придворным князьям, соотносили с текущей политической ситуацией и личной позицией хана или своего непосредственного начальника - даруги, а представители итальянских республик, соответственно, - своего консула и правительства республик.
Собственное усмотрение судей отражало тенденцию, распространенную в ту эпоху в судопроизводстве итальянских торговых республик: судьи (официальные и третейские) выносили решения, соответствующие особенностям момента, отдавая предпочтение общественному мнению и сложившейся ситуации, а не strictum ius Барабанов О. Н. Третейский суд в генуэзском сообществе XV в.: Судебная практика Бартоломео Боско // Причерноморье в Средние века. Вып. 4. М.; СПб., 2000. С. 213..
В не меньшей степени оно отражало и принятый в мусульманском праве принцип иджтихада - свободного усмотрения судьи (впоследствии - ученого-правоведа) в случае молчания по данному вопросу общепризнанного источника права.
Право Золотой Орды характеризуют крайняя жестокость, узаконенный произвол феодалов и должностных лиц государства, архаичность и формальная неопределенность.
Имущественные отношения в Золотой Орде регулировались обычным правом и были весьма запутаны. Это особенно относится к земельным отношениям - основе феодального общества. Право собственности на землю, на всю территорию государства принадлежало господствующему ханскому роду Джучидов. В условиях кочевого хозяйства наследование земли было затруднительным. Поэтому оно имело место преимущественно в земледельческих районах. Владельцы поместий, естественно, должны были нести различные вассальные обязанности хану или назначенному им местному правителю. В ханском роде особым объектом наследования выступала власть, причем политическая власть совмещалась с правом собственности на землю улуса. Наследником здесь считался младший сын. По монгольскому праву младший сын вообще имел приоритет в наследовании.
Семейно-брачное право монголо-татар и подвластных им кочевых народов регулировалось старинными обычаями и в меньшей степени шариатом. Главой патриархальной полигамной семьи, составлявшей часть аила, рода, являлся отец. Он был собственником всего имущества семьи, распоряжался судьбой подвластных ему членов семьи. Так, отец обедневшей семьи имел право отдавать своих детей за долги в услужение и даже продавать в рабство. Количество жен не было ограничено (у мусульман законных жен могло быть не более четырех). Дети жен и наложниц юридически были в равном положении при некоторых преимуществах сыновей от старших жен и законных жен у мусульман. После смерти мужа управление всеми делами семьи переходило в руки старшей жены. Так продолжалось до тех пор, пока сыновья не становились взрослыми воинами.
Уголовное право Золотой Орды отличалось исключительной жестокостью. Это проистекало из самой природы военно-феодального строя Золотой Орды деспотической власти Чингисхана и его преемников, суровости отношения низкой общей культуры, присущей кочевому скотоводческому обществу находящемуся в самой начальной стадии феодализма.
Жестокость, организованный террор являлись одним из условий установления и охранения длительного господства над покоренными народами. По Великой Ясе смертная казнь полагалась за измену, неповиновение хану и другим феодалам, и должностным лицам, самовольный переход из одного военного подразделения в другое, неоказание помощи в бою, сострадание пленнику в виде оказания ему помощи пищей и одеждой, за совет и помощь одной из сторон в поединке ложь перед старшими в суде, присвоение чужого раба или бежавшего пленника. Она полагалась также в некоторых случаях за убийство, имущественные преступления, супружескую неверность, скотоложство, подсматривание за поведением других и в особенности знати и начальства, волшебство, забой скота неустановленным способом, мочеиспускание в костер и пепел; казнили даже тех, кто в застолье подавился костью. Смертная казнь, как правило производилась публично и способами, характерными для кочевого образа жизни, - посредством удавливания на веревке, подвешенной к шее верблюда или лошади, волочения лошадьми.
informsky.ru
1 2 3 4 5