Но вернемся к самому главному - к богословскому смыслу иконы. Изображение на иконе прп. Андрея Рублева можно рассматривать в двух направлениях - горизонтальном и вертикальном. Если смотреть на икону по центральной вертикальной линии снизу вверх, то можно увидеть: Престол, Чашу, образуемую фигурами боковых Ангелов, Ангела, облаченного в канонические цвета Спасителя: все это можно понять как символ Жертвы. По горизонтали икона рассказывает о любви Бога к человеку, и самое главное - что Бог есть Любовь, и именно об этом свидетельствуют подклоненные главы и благословляющие жесты, именно поэтому произошла Жертва. Также горизонталь показывает нам великий Совет Пресвятой Троицы. Жертва и любовь Бога к человеку восходит к тому, что Бог есть Любовь. А на иконе "Гостеприимство Авраама" показано поклонение человека Богу. Иконы имеют совершенно разный богословский смысл.
Хотя было даже определение Московского Стоглавого собора писать иконы с древних образов, как греческие живописцы писали, и как писал прп. Андрей Рублев - все же произошло размывание канона. Это произошло не столько из-за неусердия иконописцев и нежелания подчиниться определению, столько из-за того, что иконописцы стали забывать богословский смысл иконы. К тому же в 17-18 веках наблюдалось вредоносное влияние западной католической культуры, и культуры Возрождения т.е. языческой по содержанию. В это же время изменение канона прп. Андрея Рублева идет по двум направлениям. В первом направлении формируются устойчивые каноны, например, канон Невьянской иконы. В другом направлении каждая икона писалась по-своему, и именно в данном направлении иконы более всего изменили свой смысл.
Основы богословия канона Невьянской иконы остаются такими же, как и у главного канона. Но в каноне на Престоле появляются приборы из иконы "Гостеприимство Авраама", что ослабляет смысл Жертвы. Седалища двух боковых Ангелов также становятся Престолами. Изменяется форма Чаши - она становится квадратной и уже не повторяет контур пространства между коленями боковых Ангелов. Престол, седалища и Чаша покрыты узором. Также в этом каноне появляется новый богословский смысл. Если на иконе Андрея Рублева был лишь символ земли, то здесь имеется уже настоящая холмистая местность с цветущими растениями, и Престол с седалищами стоят не на земле, а как бы висят в воздухе - этим иконописцы хотели показать как бы надмирность Великого Совета, его возвышенность и непостижимость. В целом, Невьянский канон достаточно хорошо сохранил в себе основу канона прп. Андрея Рублева.
Происходило дальнейшее размывание канона прп. Андрея Рублева. Наиболее редким отклонением является отсутствие Чаши, образованной пространством между силуэтами боковых Ангелов. Часто Престол становится просто столом для трапезы, на нем появляются кроме Чаши приборы, а на некоторых иконах даже отсутствует Чаша или Чаша есть, но в ней нет главы тельца. Исчезают дом и гора, а остается Мамврийский дуб, но воспринимается он уже не в значении Крестного Древа, а как выполняющий иллюстративную функцию. Правый Ангел в некоторых иконах также благословляет, что делает Ангелов слишком похожими и удаляет первоначальное значение опущенной ладони как согласия на Жертву.
Прп. Андрей Рублев допускает некоторое смешение образов Отца и Сына, но не допускает смешения образов всех трех Ангелов. Допущение прп. Андрея Рублева согласуется с Евангельскими словами. Во многих иконах Ангелы вообще не благословляют, символическое изображение земли изменяется на изображение настоящее. Седалища также изменяются. В особо редких случаях канонические цвета в иконе изменяются. Хитон правого Ангела становится красным, исчезает или становится золотистым клав. Иногда оба клава становятся выражены лишь узором, но не золотистым цветом.
Рассмотрим одну из икон храмов Екатеринбурга. На ней нет горы и палат, седалища видоизменяются. У правого Ангела: хитон - красный, гимантий - синий; у центрального: хитон - белый, гимантий - коричневый; у левого Ангела - розовый хитон и зеленый гимантий. Клавов нет. По цвету получается, что Сын перемещается вправо, Отец в центре (то есть, в "Чаше" Отец, а не Сын). Смысл Жертвы умаляется. Такое распределение цветов нельзя оправдать желанием показать образы так, чтобы Сын символизировал и Отца, а Отец - и Сына. На иконе изображен стол, а не Престол. На столе вместо Чаши стоит блюдо с фруктами.
Вот другая икона. Сразу можно заметить, что изменены седалища и земля. Канонические цвета облачения правого Ангела изменяются. Синий хитон правого Ангела становится красным. Контур пространства между коленями боковых Ангелов не повторяет контура Чаши. Самыми главными догматическими нарушениями являются отсутствие в Чаше главы тельца и отверстия в Престоле, на данной иконе - столе, что умаляет смысл Жертвы.
Следующая икона. На ней все Ангелы благославляют. Престол становится столом. Контур Чаши фактически утрачивается. Седалища изменены. Появляется настоящая земля. Отсутствуют палаты и горы. О цветах ничего сказать нельзя так как икона покрыта ризой.
Иногда встречаются смешение канонов. Это показывают следующие примеры.
На данной иконе канон прп. Андрея Рублева очень хорошо сохранен. Но сказывается влияние Невьянского канона - Престол и Седалища покрыты штриховкой.
На второй иконе Престол и Седалища покрыты узором и штриховкой. Чаша становится квадратной и на ней появляется узор. Земля больше похожа на настоящую. Палаты больше похожи на те, которые встречаются в Невьянском каноне. В целом богословский смысл мало изменен. На этой иконе добавлена только штриховка, которой покрыты Престол и седалища. Все остальное изображено таким же, как и в каноне прп. Андрея Рублева.
Крайне редко наблюдаются не только смешение канонов, но и смешение типов икон. На этой иконе наблюдается смешение икон "Гостеприимство Авраама" и "Троица Ветхозаветная". Основа этой иконы - икона "Троица Ветхозаветная". Но Чаша на иконе квадратной формы и глава тельца в ней такая же, как и в Невьянском каноне. Облачения Ангелов похожи на облачения, присутствующие в каноне прп. Андрея Рублева, но цвет хитона правого Ангела отличен: не синий, а красный. Имеются палаты, Мамврийский дуб, гора. Клавов нет, так как они принадлежат Новому Завету, ибо являются символом посланничества в первую очередь Спасителя. В столе имеется отверстие, и это уже не стол, а Престол. Все Ангелы благославляют. Остальное обычно для иконы "Гостеприимство Авраама".
Из всего вышесказанного можно сделать вывод. Существуют два варианта канонического изображения Троицы: "Гостеприимство Авраама" и "Троица Ветхозаветная" прп. Андрея Рублева. Позже появляются разновидности иконы "Троица Ветхозаветная"; каноны, например, Невьянский, отразивший малое искажение; и произвольные изображения Пресвятой Троицы, наиболее опасные для догматического смысла канона прп. Андрея Рублева. В иконе главное - ее духовный смысл. Но раскрытие духовного смысла неосуществимо без глубокого богословия. Именно такое богословие имеет канон прп. Андрея Рублева. Следовательно, необходимо сохранять этот канон и следовать определению Московского Стоглавого Собора 1551 года: "Писати живописцем с древних образов, как греческие живописцы писали и как писал Ондрей Рублев и прочии пресловущие живописцы, а подписывать "Святая Троица". А от своего замышления ничтоже претворяти."

2.  Иконографический образ Троицы

Старинная легенда рассказывает,  как к древнему старцу Аврааму явились  трое  юношей,  и он вместе с супругой своей Саррой угощал их под сенью дуба Мамврийского,  в тайне догадываясь,  что в них  воплотились три лица Троицы. Сходным образом еще царь Одиссей, сражаясь с женихами Пенелопы и видев в числе своих помощников друга Ментора, смущенной душой чуял в нем свою покровительницу Афину.  В основе этих легенд лежит убеждение,  что божество недостижимо сознанию смертного  и  становится ему доступным, лишь приобретая человеческие черты. Это убеждение вдохновляло художников на создание образов, сотканных из жизненных впечатлений и выражавших их представления о возвышенном и прекрасном.

2.1.  Изображение “Троицы” Феофаном Греком.

Феофан попал в Новгород, очевидно, в 70-е годы 14 века. До этого он работал в Константинополе и близлежащих к  столице городах, затем переехал в Каффу, откуда, вероятно и был приглашен в Новгород. В 1378 году Феофан исполнил свою первую работу в Новгороде - расписал фресками церковь Спаса-Преображения.
Фреска “Троица”, написанная Феофаном Греком в церкви Спаса Преображения в Новгороде, до сих пор еще не сделалась объектом специального изучения, хотя ее особенности, казалось, должны были вызвать к ней внимание.
Фреска помещена вверху восточной стены придела на хорах в левой ее части (северной). Она может рассматриваться как своего рода запрестольный образ. Полукруглая кривая коробового свода, видимо, сказалась на ее композиционном построении. Огромные крылья среднего ангела, охватывающие всю группу, вторят кривизне свода. Ему отвечает и полукружие стола-трапезы, за которым восседают ангелы. Благодаря этим приемам композиции связь росписи с архитектурными линиями перекрытия ощущается достаточно отчетливо.

informsky.ru
1 2 3 4 5