инвестиций: изменения в механизме цен активно воздействуют на ход изменений и соотношений основных параметров национальной экономики.
Большие циклы хозяйственной конъюнктуры принято называть циклами Кондратьева. Разработанная им теория помогает яснее представить закономерности общественного развития. Она способствует изучению качественных сдвигов в развитии экономики, в сфере социально-экономических и взаимосвязанных с ними процессов.
Кондратьев был директором Конъюнктурного института. При его непосредственном участии разрабатывались первые в стране перспективные планы. Работу над фундаментальным трудом «Основные проблемы экономической статистики и динамики» Кондратьев продолжал, находясь в заключении. Ему удалось реализовать лишь часть обширного замысла. Сохранившийся фрагмент капитального труда увидел свет полвека спустя после смерти ученого.
Следовало бы задуматься не только о параметрах и составляющих больших циклов, но и о закономерностях и выводах вытекающих из анализа.
Большие волны Кондратьева, во-первых, проявляют себя не только в развитых странах, а носят универсальный характер; во-вторых, охватывают как производство, так и другие сферы человеческой цивилизации: образование, культуру, социально-политическое устройство; в-третьих, напоминает о невозможности «повторения» пройденных этапов, о действительно долгосрочной перспективе повсеместного движения к постиндустриальному обществу. Это движение займет не одно десятилетие, будет представлять обновление всех сфер жизни.

4. Проблемы регулирования, планирования и прогнозирования.

Теоретические задачи, которые Кондратьев ставил перед наукой, именно установление устойчивых закономерностей между хозяйственными явлениями, тесно связанные с его представлениями о практической задачах экономической науки, важнейшую из которых Кондратьев связывал с прогнозированием как основой регулирования. Здесь Кондратьев, по его собственному утверждению, следовал формуле Конта: «Знать, чтобы предвидеть; предвидеть, чтобы управлять». Не случайно вопросы философско-методологического характера, обсуждались им в связи с проблемами предвидения, а в ряде случаев и планирования.
Закономерно, что в условиях становления новой системы управления экономикой вопросы, касающиеся сущности планирования возможностей целенаправленного воздействия на экономику и механизмов этого воздействия, находились в центре внимания, как ученых-экономистов, так и практиков.
Вопросы о масштабах и методах регулирования экономики, стратегии экономической политики государства оставались в центре внимания Кондратьева на протяжении всего периода его активной политико-экономической деятельности.
Впервые Кондратьев обратился к этим проблемам в 1916-1917 гг. когда на основании анализа экономического положения России в целом и в области продовольственного дела в частности от выступления с идеей усиления регулирующей функции государства имея в руках фактический отказ от рыночных методов регулирования хозяйственного введения прямого государственного контроля над производственным распределением предметов первой необходимости; осуществление жесткой и социально направленной финансовой политики, включающей увеличение налогов на высокие доходы и прибыли, замораживание цен на промышленные товары, покупаемые крестьянами, и заработной платы рабочих; усиление регулирования в промышленности, вплоть до образования синдикатов, находящихся под управлением государства, и введение трудовой политики. Он предлагал также расширение функций местных органов управления, прежде всего продовольственных комитетов, осуществляющих контроль над частным капиталом и поддержку кооперации, которую в решении продовольственного вопроса Кондратьев возлагал особые надежды.
После завершения периода «военного коммунизма» проблема регулирования экономики приобрела специфическое содержание, государственная собственность на основные средства производственная концентрация политической власти в руках большевистской партии создали основу для развития, принципиально отличной  по масштабам и характеру вмешательства от системы, существующей при капитализме, прежде всего тем, что метод косвенного регулирования уступают место непосредственному регулированию. Последнее, однако, не исключает применения некоторых методов косвенного регулирования хотя бы уже потому, что в период перехода к социализму рыночные отношения сохранялись. В связи с этим объективно возникла проблема сочетания методов прямого и косвенного воздействия на экономику и связанная с этим проблема методологии планирования. В ходе обсуждения этих проблем, в котором принимали участие многие ученые-экономисты и практики, выявились существенные разногласия, касающиеся степени и характера сочетания позитивного и нормального принципов, или генетического и телеологического подходов, субъективного и объективного факторов при разработке планов, императивного и индикативного принципов регулирования.
Представители телеологического подхода (Г. Кржижановский, С. Струмилин, В. Мотылев и др.) видели в хозяйственном плане, прежде всего целевые установки, определенные классовым подходом. Суть этого принципа с предельной ясностью выразил Струмилин, который писал, что в условиях СССР хозяйственный план является лишь календарным воплощением партийной программы. С методологической точки зрения это означает призыв идти от цели к средствам, от следствия к причине. Вместе с тем, по крайней мере на уровне риторики, сторонники теологического подхода не исключали научный анализ, в частности для выяснения степени надежности предполагаемых причинно-следственных связей, например, того, являются ли предлагаемые меры достаточными для реализации принятых целей. Говоря предельно кратко, здесь речь шла о плане-задании. Очевидно, что подобному принципу планирования отвечали директивные методы управления, которые определяют сущность административной системы.
Представители генетического подхода, прежде всего Н. Кондратьев, В. Базаров, и др., отстаивали идею плана, целевые установки которого определяются исходя из вероятных и в то же время желательных тенденций развития той или иной отрасли, рынка, сферы хозяйства или хозяйства в целом. Отправной точкой построения плана предполагался, таким образом, прогноз, предвидение, анализ объективных тенденций развития.
Подобная точка зрения определяла подход к планированию, целью которого Кондратьев считал разработку реалистичных обоснованных планов, основанных на анализе объективных тенденций, т.е. планов, «на которые можно было бы опираться в руководстве народным хозяйством» и которые являются выражением желательных результатов в рамках возможного. Достижение этой цели предполагает следующие принципы построения планов и их трактовки: соответствие горизонта планирования характеру и масштабу задач и определение круга показателей, которые в принципе могут подлежать вероятностной оценке при существующем уровне знания; определение границ количественного анализа, в особенности при перспективном планировании, и вероятностных характеристик оцениваемого показателя; отношение к плановым показателям скорее как указаниям желательного направления, чем жесткой директиве; разграничение на качественном уровне планов различного типа, особенно выявление специфики перспективного планирования и особое внимание к анализу тенденций развития народного хозяйства при построении подобных планов, а также к качеству плановой работы в этой области.
Эти положения, сформулированные в работе «План и предвидение», определяли общий подход к планированию. Вместе с тем они допускали различия систем планирования для секторов экономики, находящихся под контролем государства, и тех, регулирующая функция рынка сохраняется. С особой остротой вопрос о специфике сельского хозяйства и методов его регулирования встал в связи с проблемой индустриализации, ее темпов и методов связанной с ней проблемой коллективизации.
С точки зрения этих принципов Кондратьев подверг критическому рассмотрению проект первого пятилетнего плана, разработанного под руководством Г. Струмилина и являвшегося,  как известным планом индустриализации. В работе «Критические заметки о плане развития народного хозяйства» Кондратьев показал, что предложенный план является не реалистичным из-за заложенных в нем структурных несоответствий, касающихся ориентиров относительно динамики потребления, накопления, экспорта, роста продукции, промышленности и ее отраслей, а также не согласованности между динамики промышленности и сельского хозяйства.
Кондратьев исходил из того, что осуществление индустриализации предполагает высокую норму накопления. Источником накопления в сложившихся условиях является сельское хозяйство, причем в основе своей частнокапиталистическое. Все это предъявляет весьма высокие требования к политике в отношении сельского хозяйства, которая должна быть политикой не директивного управления, а косвенного регулирования, учитывающие реальные возможности достижения плановых заданий. Он исходил из необходимости в   интересах   роста   всего   народного   хозяйства   обеспечить   интенсивное


   

1 2 3
informsky.ru