3.2 ПРАВО ДИНАСТИИ ЧЖОУ И ИМПЕРИИ ЦИНЬ

Второй этап — древнекитайское право периода династии Чжоу и империи Цинь. В VI в. до н.э. с появлением конфуцианства, которое стало идейной основой политической и правовой системы Древнего Китая, сложился механизм социального регулирования. В условиях эпохи Чжаньго (V — III вв. до н.э.), когда в Китае ожесточенно соперничали различные философские школы, конфуцианство по своему значению и влиянию стояло на первом месте. Но, несмотря на это, предлагавшиеся конфуцианцами методы управления страной тогда не получили признания. Этому помещали соперники конфуцианцев — легисты.
Учение законников-легистов резко отличалось от конфуцианского. В основе легистской доктрины лежал безусловный примат не столько даже просто писаного закона, сколько приказа начальства, официально санкционированного регламента, сила и авторитет которого должны держаться на палочной дисциплине и жестоких наказаниях. Согласно легистским канонам, разрабатывают законы мудрецы-реформаторы, издает их государь, а осуществляют на практике специально отобранные чиновники и министры, опирающиеся на мощный административно-бюрократической аппарат. Почтение к закону и администрации обеспечивается специальной системой круговой поруки, которая, в свою очередь, держится ни практике суровых наказаний даже за мелкие проступки. Наказания уравновешиваются поощрением за лояльность в виде присвоения очередного ранга; повышающего социальный статус его обладателя. В учении легистов; практически не апеллировавших даже к Небу, рационализм был доведен до своей крайней формы, порой переходившей в откровенный цинизм, что можно легко проследить на примере деятельности ряда легистов-реформаторов в различных царствах чжоуского Китая в VII — IV вв. до н.э.
Однако не рационализм или отношение к Небу было основным в противостоянии легизма конфуцианству. Гораздо важнее было то, что конфуцианство делало ставку на высокую мораль и древние традиции, тогда как легизм выше всего ставил административный регламент, державшийся на строгих наказаниях и требовавший абсолютного повиновения сознательно оглупленного народа. Конфуцианство ориентировалось на прошлое, а легизм бросал этому прошлому открытый вызов, предлагая в качестве альтернативы крайние формы авторитарной деспотии.
Этот период также характеризуется существенным возрастанием роли права среди социальных норм и обоснованием легистами тезиса о том, что управление народом должно опираться на законы и суровые наказания. Идеи легизма были изложены основателем школы «законников» (фацзя) Шан Яном, который подчеркивал, что истинная добродетель «ведет свое происхождение от наказания». Он отстаивал абсолютную власть правителя, который приведет к такой добродетели с помощью строго установленного закона, «путем смертных казней и примирения справедливости с насилием». Легизм и конфуцианство выражали противоположное понимание природы человека, отношений народа и правителя, целей и задач государства. По Конфуцию, народ — нравственная личность; напротив, легисты считали, что человек озабочен лишь тем, чтобы доставить себе удовольствие и избежать страданий. Легизм, порывая с традициями и обычаями старины, представлял собой сугубо рационалистическое и вульгарно-рационалистическое учение, требовавшее активного преобразования общественных отношений. Ослабление народа считалось главной задачей правителя. Сила государства в слабости народа. Если в конфуцианском учении правитель уподоблялся отцу в семье, то согласно легизму, народ — это сырой материал, а правитель — мастер, который, измеряя и обрабатывая свой материал, отсекает все лишнее, создает прекрасную вещь. Правитель должен быть свободен от совести, моральных норм и руководствоваться только целесообразностью. Решающее значение в государственном управлении отводилось закону, исполнительности чиновников и наказанию. Суровое наказание считалось лучшим средством управления. («Подражание древним состоит в управлении при помощи добродетели, подражание современным —во введении законов, в которых наказание на первом месте». «Если наказания преобладают, народ спокоен, но если изобилуют награды, то рождается мерзость».) [Вяткин, т. II, с. 76]. 
В легизме нашла отражение особая государственная идея — рационалистическое утверждение сильной государственной власти со всесилием закона и равенством всех перед законом; утверждалось, что государственная власть должна быть требовательной к людям и направлять их поступки регулирующей ролью закона и наказания. («Люди по всей сути стремятся к порядку, однако действия их порождают беспорядок; потому там, где сурово карают за мелкие проступки, они исчезают, а тяжким просто неоткуда взяться».) В Китае при господстве легистского учения, как и в других обществах на ранних ступенях развития, роль наказания в управлении преувеличивалась, а в легизме наказанию придавалось еще большее значение ввиду острой необходимости преодоления смуты периода «борющихся царств». Но легизм не учитывал глубинные свойства характера китайского народа, его «образ мышления и стиль жизни»,сложившиеся в течение длительного предшествующего времени, и потому оказался недолговечным.
При утверждении и господстве легизма осуществлялись мероприятия, направленные на разложение общинных отношений, укрепление частной собственности на землю и ослабление позиций родовой знати. Так, реформами Шан Яна предусматривалось принудительное дробление крупных семейных объединений, составлявших основу, общинных отношений. В частности, устанавливались наказания для тех, кто имел в семье более двух взрослых сыновей, продолжавших жить под крышей своего отца. Одновременно ликвидировались привилегии представителей наследственной знати. Запрещалась неровная месть. Важную часть реформ составляло разрешение свободной купли-продажи земли.
Выражением предельной централизации государственной власти стала всеобъемлющая регламентация законом общественной и личной жизни подданных. Осуществлялась систематизация и кодификация законодательства. Соблюдение законов поддерживалось строжайшими наказаниями (четвертование ,разрубание пополам, обезглавливание, удушение, закапывание живьем, варка в котле, пробивание темени и т. п.).
Радикальным преобразованием подвергалась и вся система, государственного управления.
При Цинь Шихуанди: конфуцианство было запрещено, древние книги сожжены, сепаратизм мест подавлен и Китай предстает перед нами единым централизованным государством. Правление Цинь Шихуанди составило целую эпоху в истории Китая. При нем создается мощный, сложный, строго централизованный государственный аппарат с большим числом чиновников, связанных беспрекословным подчинением и автоматическим послушанием. Основы построения государственного аппарата Циньской империи сохранялись многие века в последующей истории Древнего и Средневекового Китая.
Грубые методы легизма для правителей были более приемлемыми и эффективными, ибо они позволяли тверже держать в руках централизованный контроль над частным собственником, что имело огромное значение для усиления царств и успехов в их ожесточенной борьбе за объединение Китая. Придя к власти, легисты претворяли в жизнь свои правовые воззрения. С помощью насилия и наказания они стремились вытравить из массового сознания конфуцианские догматы, преследовали их поборников и носителей, уничтожали конфуцианские книги и пр. Согласно легенде, циньский император Шихуанди в 213 г. до н.э. приказал сжечь все конфуцианские книги и предал казни 400 ученых-конфуцианцев.
С династией Цинь был скомпрометирован и пал легизм. Проверка на практике его идей оказалась достаточной, чтобы выявить его несостоятельность для Китая того времени. Откровенно тоталитарная доктрина легистов с ее презрением к людям во имя процветания государства оказалась нежизнеспособной; легизм потерпел поражение.

3.3 ПРАВО ХАНЬСКОГО ГОСУДАРСТВА

Третий этап — право ханьского государства (III в. до н.э.- III в. н.э), основанное на синтезе положений легизма и конфуцианства при доминирующей роли конфуцианства. Государственной идеологией Ханьской империи стало ортодоксальное конфуцианство. Оно было более приспособлено для решения задачи укрепления деспотической власти правителя, обосновывая неизменность существующего социального и политического порядка. Основным постулатом ортодоксального конфуцианства является идея Конфуция об обусловленности и справедливости неравенства людей, их социальных, сословных, ранговых различий, а также различий в зависимости от места в семье, пола, возраста. Незыблемости этих различий должна была служить тщательная регламентация поведения людей в обществе, семье с помощью жестких моральных норм (ли), официально признанного ритуала. Однако ортодоксальное конфуцианство не отвергало закона, строгих наказаний, предполагая взаимодействие строгости и снисхождения, морали и права. Мораль задавала общепринятый стандарт поведения в обществе, а право с помощью наказания запрещало отклонятся от него. Отныне нормы добродетельного поведения должны были насаждаться силой закона (фа), который предусматривал в случае их неисполнения применение жестоких санкций. Механизм регулирования основывался на формулах: 1) там где недостает ли, следует применять фа; 2) то, что наказуемо по фа не может быть дозволено по ли; 3) то, что позволено по ли, не может быть наказуемо по фа. [Васильев, 1970, с. 177-183].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Поскольку легизм содействовал насаждению жестокости и со временем скомпрометировал себя, императоры вновь обратились к авторитету конфуцианства, выдвинув его на первый план и превратив в официальную идеологию. Но это был синтез конфуцианства с легизмом, попытка использовать авторитет традиций для укрепления нового государства.  [Древнекитайская философия, т. 1, с. 126; т. 2, с. 236-238]. 
После постепенного видоизменения конфуцианство восприняло элементы легизма и использовалось как идеологическое оправдание восточной деспотии в ее китайском варианте.
Синтез конфуцианства и легизма оказался не столь уж сложным делом. Во-первых, несмотря на многие различия, легизм и конфуцианство имели немало общего: сторонники обеих доктрин мыслили рационалистически, для тех и других государь был высшей инстанцией, министры и чиновники – его основными помощниками в управлении, а народ — невежественной массой, которой следовало руководить должным образом для ее же блага. Во-вторых, синтез этот был необходим: введенные легизмом методы и институты (централизация администрации и фиска, суд, аппарат власти и т.п.), без которых нельзя было управлять империей, в интересах той же империи следовало сочетать с уважением к традициям и патриархально-клановым связям. Это и было сделано, причем наибольший вклад в осуществление синтеза внес ханьский император Уди (140-87 гг. до н.э.), министр-реформатор которого Дун Чжун-шу сильно видоизменил характер первоначального конфуцианства и превратил его в официальную государственную идеологию.
Модернизированное конфуцианство заняло господствующее положение при императоре Уди и затем, до 1949 г., оставалось официальной идеологией. Оно было возрождено с началом реформ Дэн Сяопина в конце 70-90-хгг. и интегрировано в официальную идеологию Коммунистической партии Китая.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.     Косарев А.И. История государства и права зарубежных стран. НОРМА. М.2002.
2.     Акмалова А.А., Капицын В.М. История политических и правовых учений:Учебное пособие — М. 2002.
3.     Мухаев Р.Т. История государства и права зарубежных стран. ЮНИТИ-ДАНА. М.2005.
4.     Васильев Л.С. История религий Востока. Учебное пособие для вузов. М.1999.
5.     Правовые системы стран мира. Энциклопедический справочник./Ответственный ред. – А.Я. Сухарев. М. 2001.
informsky.ru
1 2 3