государственная измена. За государственную измену полагалась высшая мера наказания - смертная казнь (статья 7 ПСГ).

7.2. Преступления против судебных органов.
Псковская Судная Грамота также предусматривает наказания за преступления против судебных органов. За вход в зал суда насильно или удар "подверника" полагался штраф: 1 рубль князю и 10 денег подвернику (статья 58). Запрещалось избивать истца или ответчика: "111. А кто пред господою ударит на суде своего истьца, ино его в рубли выдать тому человеку, а князю продажа."

7.3. Имущественные преступления.
Псковская Судная Грамота по сравнению с Русской Правдой устанавливает более развитую систему наказаний за имущественные преступления. Кража делилась на простую (кража из кладовой, с возу, лодки, скота) и квалифицированную (поджог, конокрадство, кража церковного имущества). За простую кражу полагался штраф в размере от 4 денег до 70 гривен (статья 1). За квалифицированную кражу полагалась смертная казнь (статья 7). Если вора трижды ловили за кражу, то его казнили (статья 8). Если человек увидит у кого-нибудь свою краденную вещь, то он имел права потребовать возврата ее. Если ответчик присягал, что он купил ее на рынке, то истец получал часть краденного имущества, в случае же, если истец не верил присяге ответчика и не мог доказать, что ответчик украл эту вещь, то истец терял свое имущество (статья 46). Если краденная вещь перешла по наследству к человеку, у которого ее обнаружили, то он имел право, выставив четырех свидетелей не присягать по требованию истца, а истец терял свой иск (статья 55). Псковские чиновники, превысившие свои полномочия и силой отнявшие у осужденного имущество, судились по ПСГ как за грабеж (статья 48). Показания вора не принимались сведению, если он обвинял кого-нибудь в соучастии. У обговоренного человека на дому производился обыск, и только в том случае, если там что-нибудь находили, относящееся к делу, то этого человека обвиняли: "60. А татю веры не нять, а на кого возклеплет, ино дом его обыскать и знайдуть в дому его что полишное, и он тот же тать, а не найдут в дому его, и он свободен."

7.4. Преступления против личности.
К преступлениям против личности по Псковской Судной Грамоте относились убийство, нанесение побоев и оскорбления действием. В случае убийства с преступника взыскивался штраф в размере 1 рубля в пользу князя и особое вознаграждение семье убитого. Нанесение побоев (статья 27) или вырывание бороды квалифицировалось как оскорбление действием. Нанесение побоев в общественном месте наказывалось штрафом в пользу князя, а за вырывание бороды полагался штраф в 2 рубля. Статья 58 наказывала избившего своего истца перед судом штрафом в размере 1 рубля в пользу князя.

8. Судебный процесс.

8.1. Разделение суда.
Суд по Псковской Судной Грамоте разделялся на суд княжеский и суд церковный. К княжескому суду относились: "ож клеть покрадут за зомком или сани под полстью или воз под титягою или лодью под полубы, или вь яме или скота украдают или сено сверху стога имать, то все суд княжой, а продажи 9 денег, а разбой, наход, грабеж 70 гривен...". Статья 2 Псковской Судной Грамоты также устанавливала отдельный суд наместника архиепископа. В этот суд запрещалось вмешиваться княжескому наместнику или господе, а наместнику архиепископа запрещалось вмешиваться в светский суд: "2. И владычню наместнику суд и на суд не судить, ни судиям ни наместнику княжа суда не судите." В статье 109 было записано какие дела относятся к какому суду. Суд, когда и истец, и ответчик являлись духовными лицами, относился к компетенции церковного суда. Если же и истец, и ответчик являлись мирянами, то суд относился к компетенции мирского суда - Господы. Если один являлся мирянином, а второй - духовным лицом, то собиралась особая коллегия, состоявшая из князя, посадника и наместника архиепископа: "109. А попы и дияконы и проскурница и черньца и черница судить наместнику владычьню. Аже поп, или диакон или противу черньца, или черницы ж, а будет обаи не простые люди церковные, ино не судить князю, ни посаднику, ни судиам не судить, занеже суд владычня наместника, а булет один человек простой истец мирянин, аже церковный человек с церковным, то судить князю и посаднику с владычним наместником вопчи, також и судиям."

8.2. Процесс.
Судебный процесс по Псковской Судной Грамоте носил состязательный характер, роль суда по сравнению с Русской Правдой была гораздо больше. Вызов ответчика производился самим судом по официальной повестке через судебного исполнителя. Уклонение от явки в суд влекло официальное наказания - от денежного штрафа до привлечения к ответственности как за убийство. Запрещалось пересматривать дела, рассмотренные раннее, посадник, сложивший с себя посадничество, обязан был сам окончить начатые им дела (статья 6). Суд собирался у князя в передней, судьям запрещалось входить в тайные сделки с тяжущимися или помогать одной из сторон на основании родства или дружбы (статьи 3-4). Человек, занимавший ответственный правительственный пост не мог ходатайствовать перед судом о смягчении наказания, если дело не затрагивало его семью или близких (статьи 68-69).

8.3. Вызов ответчика.
Вызов ответчика на суд регламентировался статьями  25, 26, 57. В статье 25 говорится о том, как вызывать ответчика на суд: "25. А которой позовник поидет исца звати на суд, и тот позваный не поидет на погост к церкви позывницы чести, или стулится от позывницы, ино позывница прочести на погосте пред попом; или пакы той ж позваный позывницею, не емля оброку да не станет на суд пред господою, ино господе дать на него грамота на виноватого на 5 ден позовником." В случае, если ответчик скрывался от "позовницы" - судебного исполнителя, призванного доставлять в суд истца и ответчика - то "позовница" обязан был "прочести на погосте грамоту пред попом." Позовникам запрещалось силой приводить истцов на суд, если же они применяли силу, то их должен был судить суд: "26. А кто возмет грамоту на своего исца, и оно ограмочному поимав по грамоте не мучит, ни бить, поставить пред господою; а ограмочному против своего исца не битися, не колотися, а толко имет сечися, или колотися, да учинит головшину, ино быти ему самому в головшине."

8.4. Свидетели.
В Псковской Судной Грамоте есть три статьи, напрямую относящиеся к свидетелям или "послухам", как они именовались раньше. В статье 22 говорится о том, что если послух не придет на суд или скажет обратное тому, что доказывает истец, вызвавший его, то этот свидетель перестает быть свидетелем, а истец считается проигравшим судебное разбирательство: "22. А на которого послуха истец послется, и послух не станет, или став на суде не договорит в ты ж речи, или переговорит, ино тот послух не в послух, атот не доискался." Также свидетелем не считался человек, заинтересованный в данном деле: "23. Или который истец пошлется ... на послуха, а на котором сочат ... а ркучи: тот мене сам бил с тым своим послухом, а нонеча на нево ж шлется, ино тот послух в послух, которого на суде наимянуют." Суд имел право приговорить свидетеля к судебному поединку. На этом судебном поединке противник свидетеля мог нанять себе наймита, если был "стар или млад, или чем безвечен, или поп, или чернец", в то время как послух не имел права нанимать себе наймита.

8.5. Пособничество.
ПСГ допускала судебные поединки между истцом и ответчиком, или между истцами, по терминологии ПСГ, и "послухами" - свидетелями. Так как не каждый мог выйти драться на поле, то грамота устанавливало возможность помощи таким людям - "пособничество". В статье 21, в частности, говорится: "А против послуха... стар или млад, или чем безвечен, или поп, или чернец ино против послуха нанять волно наймит, а послуху наймита нет." В этой статье закреплена возможность найма бойца против послуха, при этом послух не имел возможности нанять себе бойца. Найм бойца разрешался только в том случае, если истец был из духовенства, инвалидом или слишком старым или молодым. В статье 119 указывается: "А жонки з жонкою присужать поле, а наймиту от жонки не быти ни с одну сторону", то есть если истцом и ответчиком являлись женщины, то им разрешалось присуждать судебный поединок, при этом ни одна из них не могла нанять бойца. Если же одной стороной был мужчина, а другой - женщина, и им был назначен судебной поединок, то согласно статье 58 женщина имела право нанять бойца: "... а пособников бы не было ни с одной стороны, опричь жонки, или за детину, или за черньца или за черницу, или который человек стар велми или глух, ино за тех пособнику быти." Отдельно оговаривалось в  статье 36 право на найм бойца при делах, связанных с закладами и залогами: "А  на   котором   человеке







1 2 3 4 5
informsky.ru